Нурлат-⁠информ

Нурлатский район

Рус Тат
Год родных языков и народного единства

Насимджон Сангов: «Нурлат с первого взгляда понравился»

На исходе Года родных языков и народного единства в Татарстане мы побеседовали с хирургом центральной районной больницы Насимджоном Санговым.

Насимджон Курбоналиевич, Вы по национальности таджик, сегодня живете среди татар, русских, чуваш. Как оказались в нашем городе? Давайте поговорим об этом. Но вначале познакомьте читателей газеты со своим родным краем.

– Моя малая родина – село Чормагзак Яванского района Таджикистана. Появился на свет 6-м ребенком, всего в семье нас 7 детей. Папа – учитель, мама – домохозяйка. В своем селе окончил среднюю школу, затем в городе Душанбе – институт, позже – интернатуру. 

– Выросшие в деревне юноши после школы обычно выбирают профессии, связанные с агрономией, животноводством. А Вы стали врачом... 

– Я с юности был влюблен в людей этой профессии. Из Душанбе к нам приезжал младший брат мамы, работающий врачом. Всегда аккуратный, в чистой одежде. Уважение к этой профессии вызывало и то, как он держался. Затем, если не изменяет память, когда я учился в первом классе, мама собралась к своим родственникам. Мне тоже захотелось пойти с ней. Но она строго сказала: «Не пойдешь». Даже дверь заперла снаружи. Видимо, я так сильно хотел пойти вместе с мамой, что открыл окно и выпрыгнул на улицу. Упал не на ноги, а головой... После этого меня увезли в больницу в районный центр. Увидев мужчин и женщин в белых халатах, в таких же чепчиках, забыл про боль и наблюдал за их работой. Мысль, что стану врачом, в это время еще более укрепилась. 

– Выучившись в Душанбе, Вы стали врачом. А в Татарстане как оказались? 

– Уже на третьем курсе института устроился работать медбратом. Через год сделал первую операцию. На аппендицит. Во время учебы в интернатуре и за более сложные брался. Но в Таджикистане медицина тогда не особо была развита. Мне хотелось серьезно заняться эндоскопией, эндохирургией. В одно время даже в Иран думал уехать. «Тебе в Россию надо ехать», – сказал папа, и я не смог возразить ему... 

– Россия же большая. А Вы Татарстан выбрали... 

– Зачинщик мой однокурсник Исраил. Он уехал было в Казань. Он учился в школе в русской группе, поэтому довольно хорошо знал язык. А я – ни слова. Зато Казань понравилась сразу. Город красивый, чистый, люди открытые. Но незнание языка... В первое время во все вникал с помощью Исраила. В ординатуру при медицинской академии меня приняли на особых условиях. Как и хотел, учился по специальности эндохирургия. Одновременно устроился на работу в 18-ю больницу Казани. Там врачи, медсестры, даже санитарки учили меня русскому языку. А я хотя и лечил пациентов, около полугода не мог ходить на операции. Опять же из-за незнания языка. Тем не менее почти за два года я освоил медицинские термины, более менее выучил язык, чтобы общаться по работе. 

– А как в Нурлат попали? 

– Когда доучился, мне предложили на выбор работу в 6-ти районах республики. Мамадышский, Пестречинский районы, в целом, все их объездил. Нурлат понравился с первого взгляда. Уже при въезде в город по душе пришлись дома по обе стороны дороги. Свою роль сыграли, наверное, и компактность города, его чистота. «Это мое», – сказал тогда я себе. На второй день, накинув белый халат, был уже у пациентов в центральной больнице. 

– Не жалеете? 

– Нисколько. Я специалист по абдоминальной хирургии, говоря простым языком, брюшной полости. В больнице 7 хирургов, из них пятеро остаются и на ночные дежурства. Рабочие часы начинаются с 7-ми. Утром в течение часа принимаю больных в поликлинике, потом иду в стационар. Лечу пациентов, делаю операции. Свою работу очень люблю. Получаю удовлетворение от нее. Любое дело начинаю с молитвы. Не стесняюсь спрашивать, если что-то не понимаю, не знаю. Изучаю опыт старших коллег, прислушиваюсь к их советам. Если возникают проблемы, очень тяжело переживаю, пропадает сон, анализирую каждый свой шаг, где мог допустить ошибку. 

– Считаете себя верным клятве Гиппократа? 

– Без сомнения. Быть внимательным к пациентам, помогать им исцелиться – главное мое кредо. 

Реклама

– Насимджон Курбоналиевич, Вы папа двоих детей, и супруга Ваша тоже вашей национальности. Вспомните, пожалуйства, дни создания Вашей семьи.

– Женился в 2017 году. В то время я работал в 18-й больнице. Позвонил папа. «Сынок, у тебя есть девушка на примете?», – спросил он. Сказал, что нет, но есть желание создать семью. «Хорошо, поговорим с матерью и найдем тебе невесту», – сказал он. Когда рассказал коллеге об этом, он удивился. Мол, как так, даже девушки нет, с которой встречался бы, а еще жениться собираешься... В день свадьбы приехал на родину. Хотели фото невесты показать, но отказался. Все село, родственники на свадьбу собираются. И если скажу, что она мне не нравится, то в какое положение я девушку поставлю, опозорюсь перед родными. К тому же, доверял выбору родителей. В наших краях слово родителей – закон. Я и сегодня стараюсь жить так, чтобы им не пришлось краснеть за меня. 

– После этого... 

– Свадьбу сыграли, девушка понравилась с первого взгляда, и я по-настоящему влюбился. Ее зовут Сулман, по профессии она медсестра, религиозна, отличная хозяйка. Я – счастливый отец, любимый и любящий муж. Сегодня у нас подрастают двое сыновей – Саидакбар и Саиджафар. Оба говорят на таджикском. В семье сохраняем национальные традиции. Между собой общаемся на родном языке. С друзьями – на их языке. 

– Вы везучий? Вам часто улыбается удача? Если учесть, что в этом году выиграли автомобиль, получается, что так... 

– Да, у меня была старая иномарка, которую купил у друга. И сам не знаю, но почему-то всегда заправляюсь на заправочной станции на улице Советская. В очередной раз девушка-кассир сообщила о розыгрыше автомобилей, для этого нужно было пройти регистрацию. Опять же посоветовавшись с другом из Казани, прошли регистрацию. Пошутили еще. Он сказал, что если выиграет, то свою старую машину отдаст мне. Я тоже хотел сказать, что если выиграю, то отдам ему, но передумал. Если выиграю, то старую машину продам, а деньги раздам как милостыню нуждающимся, так решил тогда. Розыгрыш на телеканале, сейчас и не помню, на каком, должен был состояться в прямом эфире. Во время работы невозможно сидеть возле телевизора. Я, по правде говоря, и забыл уже об этом. В этот день позвонили несколько человек. Спросили имя, фамилию, персональные данные. Мошенники, подумал я. Поговорил с Николаем Михайловичем Лисюковым, он тоже посоветовал быть осторожнее. Вечером снова звонок. Этот уже обнадеживающий. Но все равно, пока не получил ключи от машины, никому не говорил о выигрыше. 

– А слово свое сдержали? Имею в виду продажу старой машины... 

– Продал. Как уже сказал, деньги, как милостыню, раздал нуждающимся. В наших краях есть люди, находящиеся в трудной ситуации, одинокие, воспитывающие много детей. Пусть Всевышний примет это. 

– Значит, вера в Вашем сердце... 

– Да, я верующий человек. С семи лет совершаю пятикратный намаз. С этого времени не пропускаю уразу. Работа есть работа, если пропущу намаз, то вечером читаю все. Это дает мне умиротворение, укрепляет дух. 

– Родной язык, дружба – что они значат для вас? 

– Таджикский – язык общения с семьей, детьми, родными. Я с большим уважением отношусь и к языкам местного населения, где живу. Выучил русский, сейчас уже немного понимаю и по-татарски. В планах есть учить и чувашский. Друзья мои тоже разных национальностей. В целом, я не выбираю их по нации. Положительно отношусь и к традициям, обычаям местного населения, уважаю их. За два с половиной года успел полюбить Нурлат. С восхищением смотрю на все позитивные изменения в городе, вижу красоту и радуюсь. Что может быть лучше жизни в мире и согласии! 

– Большое спасибо за интересную, в то же время искреннюю беседу.
 

Следите за самым важным и интересным в Telegram-каналеТатмедиа

Оставляйте реакции

11

0

0

0

0

К сожалению, реакцию можно поставить не более одного раза :(
Мы работаем над улучшением нашего сервиса

Нет комментариев