Нурлат-⁠информ

Нурлатский район

Рус Тат
НОВОСТИ

30 ОКТЯБРЯ – ДЕНЬ ПАМЯТИ ЖЕРТВ ПОЛИТИЧЕСКИХ РЕПРЕССИЙ

По сведениям отдела соцзащиты района, на сегодняшний день в районе проживают 17 человек, попавшие под волну политических репрессий.

Одна из них О льга Пиксендеева (Саватникова) из Чув. Менчи. Родившаяся в 1924 году Ольга Константиновна в годы образования колхозов хотя была еще р ебенком, но хорошо помнит события той поры. - Когда в 1929 году отец отказался вступать в колхоз, нас назвали кулаками и выслали из села, - со слезами вспоминает она эти события. - Не успели даже сваренный суп поесть, всю семью загрузив, отправили в барак в Нурлат. Забрали корову, двух лошадей. Даже деревянный дом разобрали и увезли. Главу семьи Константина Саматковича отправили в Архангельск, супругу Александру Сидоровну с тремя детьми и свекровью на товарном поезде - в Магнитогорск. Старшего сына Павла разъединили с семьей. - В это время мне было 6 лет, младшей сестре Ульяне - 2, братишка Алеша был еще грудным, - рассказывает Ольга Константиновна. - В Магнитогорске всех нас разместили в бараках. Мама день и ночь работала на лесозаготовках, за нами присматривала бабушка. Это были тяжелые времена. Мы с младшей сестрой собирали картофельные очистки, так питались. А вот Алеша… Воспоминания Ольги Константиновны берут за душу: в один из дней голодного малыша бабушка накормила грибами. Алеша после этого умер. Когда мать поздней ночью начала копать за бараком могилку сыну, выступила вода. Так и похоронили малыша в воде, в маленькой ямке - другого выхода не было.
После двух лет тяжелых испытаний в Магнитогорске Александра Сидоровна решила вернуться в родные края. Это были суровые, трудные годы. Преодолев пешком 30 километров от барака до станции, женщина отправилась в дорогу со старшей дочерью Ольгой. У нее на родине оставались 3 брата, и она отправилась в путь в надежде на их помощь. Но родственники, испугавшись последствий за связь с кулаками, отказали в помощи. Только один брат согласился временно приютить у себя Олю. - Мама, оставив меня в деревне, поехала в Магнитогорск за Ульяной и бабушкой, - продолжает свои воспоминания Ольга Константиновна. - Но так как 30 километров и бабушка, и Ульяна не могли преодолеть самостоятельно, мама решила взять в путь только Ульяну. До станции она дошла, привязав девочку к груди косынкой. И до последних дней мама вспоминала, как младшая дочка плакала и просила ее оставить. За бабушкой Александра Сидоровна поехала, прихватив с собой сани, но вернулась одна. Бабушка отправила ее назад со словами: «Дочка, ты нужнее своим детям».
Дальнейшая судьба бабушки неизвестна. Константину Саматковичу и Павлу тоже не суждено было вернуться в родные края.
- В Чув.Менче также раскулачили и моего будущего свекра Терентия Пиксендеева, - рассказывает Ольга Константиновна. - Он участвовал в строительстве Беломорканала. В этих краях и встретил моего отца, позвал с собой на работу. Отец отказался к нему переходить, рассказал, что на пароме возит бревна. Об этом нам рассказал вернувшийся позднее в родные края мой свекор. Как сложилась судьба отца, неизвестно. Старший брат Павел приезжал за нами в Магнитогорск в угольном вагоне. Помню его почерневшим как негр. Но его тут же арестовали и куда-то увезли. Через много лет мы получили от него весточку из Ленинградской области. Он писал письма, отправлял нам посылки. В 1941 году получили горькое известие о том, что он без вести пропал. ХОТЯ мама Александра Сидоровна с двумя дочерями и вернулась в родные края, но обидное слово «кулак» долго еще их преследовало. По этой причине она вынуждена была уехать из деревни. Дочерей определила няньками в чужие семьи, а сама обосновалась в Тарн-Варне. 8-летняя Оля в течение 4 лет в
Ивановке присматривала за тремя детьми одной семьи. Сами хозяева целыми днями работали в колхозе. Кроме этого, на девочку взваливали и мелкие домашние заботы. Олю отпустили только тогда, когда хозяйка случайно задавила во сне своего младшего ребенка. А в это время их маму один родственник устроил на работу на свиноферму, и ей выделили оттуда небольшую комнатку. Так у матери появилась возможность забрать дочерей к себе. 12-летняя Оля начала ходить в школу, но смогла проучиться только два класса - надо было зарабатывать на жизнь. В 1940 году Александра Сидоровна за трудодни получила 700 пудов пшеницы, продала ее в Чулпанове и на заработанные деньги купила небольшой дом в Степном Озере. Разобрав его по бревнам, поставили дом в Чув.Менче. Но их радость была недолгой - началась война. - Мы жили очень бедно, - рассказывает Ольга Константиновна. - В лютые морозы 1941 года с Ульяной в одних лаптях отправились копать окопы в Тарханы. Если бы беспрестанно не работали, то замерзли бы насмерть… Ольга Пиксендеева прожила достойную жизнь. С супругом Иваном Терентьевичем прожили душа в душу 48 лет, 6 детям дали высшее образование.
Жизненный путь Ольги Константиновны - наглядный пример человека, попавшего под политические репрессии. И сколько в этой судьбе несправедливости, горечи и боли. События той поры оставили в ее душе незаживающую рану, которая до сих пор дает о себе знать…

Реклама

Следите за самым важным и интересным в Telegram-каналеТатмедиа

Оставляйте реакции

0

0

0

0

0

К сожалению, реакцию можно поставить не более одного раза :(
Мы работаем над улучшением нашего сервиса

Нет комментариев