Нурлат-⁠информ
  • Рус Тат
  • Семейная традиция нурлатцев – Родину защищать

    Защищать Родину и служить своему Отечеству в нашей семье издавна стало традицией.

    Оба моих деда участвовали в первой Мировой войне. Уходили они на фронт из села Егоркино Чистопольского уезда Казанской губернии. Вернулись с красными бантами на груди. Мой отец Иван Алексеев воевал в Великую Отечественную войну. Он был механиком молотилки колхоза «Единение». Когда фашисты подошли к Москве, его призвали в армию, определили в строительные части, которые возводили дерево-земляные сооружения: ДОТ, ДЗОТ, траншем, блиндажи. Из поселка ушли на фронт 28 человек, вернулись 7 раненых.
    Ротой командовал офицер Соломин из с. Селенгуши. А соседней ротой - офицер Алешин. В подразделениях строительного батальона было много земляков. Воевали они на Калининском фронте (г. Ржев, Осташков, Вязьма), защищая столицу Москву. При очередной бомбежке прямым попаданием в блиндаж погибло командование батальона. Оставшихся в живых солдат и офицеров распределили по боевым частям. Отца направили в разведвзвод 791 стрелкового полка под г. Ржев. Для него началась боевая работа: разведка по тылам противника, поиск, захват «языка» и т.д.
    Однажды в конце января 1942 года командование полка поставило своим разведчикам задачу: «Проникнуть в тыл противника, захватить пленного и вернуться к 4 часам утра с «языком». В бой не вступать». В ночь на 28 января пять разведчиков отправились на задание. Обойдя боевую охрану противника, они наткнулись на блиндаж, который стерег часовой. Решение возникло мгновенно. Часового снять, ворваться, захватить офицера и документы. Часового сняли быстро и тихо. Вдруг открывается дверь и появляется офицер в кителе нараспашку, без оружия - вышел покурить. Увидев разведчиков, он закричал. Его оглушили, в блиндаж бросили гранату. Разведчики себя выдали. Обстановка грозила срывом задания. Двое разведчиков потащили «языка», а трое их прикрывали. Началась перестрелка.
    Приближалось утро, разведчики не возвращались. Тогда командир полка лично прибыл в окоп нашего боевого охранения 791 СП. Ему доложили: «Разведчики обнаружены, идет бой». Он послал двух бойцов из боевого охранения навстречу разведчикам. Через полчаса они встретили двух раненых с захваченным офицером. Остальные погибли. «Языка» отправили на допрос. А раненых в медсанбат, который только разворачивался в с. Селижарово на берегу Волги.
    Санитары отбирали тяжелораненых для немедленной операции. Из палатки вышла женщина в белом халате и, закуривая, спросила:
    − Казанские есть?
    − Есть, − ответил отец.
    Она подошла поближе.
    − Откуда?
    − Станция Нурлат.
    Глянула на разорванный рукав шинели, лужу крови, раздробленное правое плечо и, бросив только что прикуренную папиросу под ноги, скомандовала санитарам: «На стол! Быстро!»
    Это была хирург из Казани. Операцию провела в палатке при керосиновой лампе, без рентгена. Пришлось делать пять разрезов - искала пулю или осколки от разрывной пули. Нашла, извлекла. Отца как тяжело раненого отправили эшелоном в тыл в Нижний Новгород (г. Горький). Отец часто терял сознание. Однажды ночью он услышал, кто-то поет в вагоне. Голос знакомый. Подозвав сестру, спросил. Она ответила, что поет боец, тяжело раненый в живот, часто бредит. Он попросил узнать фамилию. Оказалось, это Федор Черевов.
    Дело в том, что дядя Федя Черевов из нашего села Маек (Единение), веселый песенник. Они с отцом служили в одной роте у офицера Соломина из Селенгушей, когда были в строительном батальоне. После расформирования потеряли друг друга, и в вагоне не могли встретиться, так как были оба в тяжелом состоянии. Когда прибыли в Нижний Новгород, его в эшелоне не оказалось. Где-то по дороге его сняли для срочной операции.
    В мае 1943 г. отца выписали из госпиталя с диагнозом «тяжелое пулевое ранение в правое плечо». На фронт его уже не взяли - правая рука не действовала. Директор авиационного завода г. Горький устроил его мотористом на насосную станцию. Так однорукий солдат служил до конца войны. Домой вернулся в июле 1945 года, работал комбайнером.
    Чуть позже вернулся дядя Федор Черевов. Он работал мельником.
    В 1953 году настала и моя очередь защищать Родину. В 1956 году закончил танковое училище в Ульяновске, прослужил 33 года в армии. Дослужился до звания полковника. Сейчас живу в г. Муром Владимирской области. В 1970-73 гг. службу продолжил мой брат Александр. А в 1980 году ушел на службу мой сын Олег. Сейчас готовится внук Артем - семейная традиция продолжается.

    Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


    Нравится
    Поделиться:
    Реклама
    Комментарии (0)
    Осталось символов: