Нурлат-⁠информ
  • Рус Тат
  • Житель Нурлата Марат Абдрахманов рассказал о службе в Афганистане

    1 июля – День ветеранов боевых действий. Эта дата в календаре памятных дат появилась сравнительно недавно, в 2009 году. 

    Она объединила многих: «афганцев», как принято в народе называть воинов-интернационалистов, «чеченцев» – участников локальных конфликтов на Кавказе, а теперь и тех, кто прошел Сирию, возвращается со спецоперации на Украине… 

    Воина-интернационалиста капитана запаса Марата Абдрахманова в Нурлате знают многие, он часто встречается со школьниками и молодежью, выступает на митингах… Наверное, справедливо, что в канун такой даты именно с ним мы решили раскрыть и эту тему. Правда, он так не считает. 
    "Масса людей, которые выполняли свою работу на афганской земле, и она, наверное, требовала не меньшего мужества, если не большего", – сказал Марат Салимович и стало понятно, что о себе, своей службе в Афганистане он будет рассказывать неохотно. 

    Поэтому, не прерывая его рассказ вопросами, разве только на уточнение некоторых непонятных терминов, старались не упустить важного. 

    Он продолжил с примера: "Допустим, строительство трубопровода, который трубопроводные войска прокладывали из Мазари-Шарифа в сторону Кабула. У ребят за спиной автомат, рядом – мины кладут, а они делают свою работу. Под обстрелом, мы их прикрываем, как можем, они крутят гайки, сохраняя хладнокровие… Или водители наливников: знать, что у тебя за спиной 22 тонны горючего и вести машину на перевалах… Это требовало тоже очень большого мужества. И таких ребят множество, те же связисты". Он окончил военное авиационно-техническое училище в 1985 году, по распределению поехал на Дальний Восток. Формировалась эскадрилья, он пополнил ее.

    Есть такое понятие – восполнение боевых потерь, это когда ты приходишь на место погибшего... Так, примерно через 10 месяцев после училища я уехал в Афганистан, где с 1986 по 1987 год служил в Кабульской отдельной вертолетной эскадрильи вертолетчиком. Летал старшим группы поиска и спасения тех, кто катапультировался или выпрыгнул из боевого вертолета, или терпит бедствие… Мы их искали, спасали, поднимали на борт, в труднодоступных районах высаживали разведчиков… В целом, выполняли многопрофильные, специфические задачи, связанные не только со спасением солдат: эскадрилья была маленькая, но перед ней ставились очень высокие требования. 

    Был случай. Самолет АН-26 с афганскими военнослужащими, или «демократовские», как их еще называли, совершил вынужденную посадку. Для «духов» же это лакомый кусок: во-первых, есть чем поживиться на самом борту, вовторых, члены экипажа… За это им хорошо заплатили бы. А за наших так вообще… Словом, «демократам» не поздоровилось бы. И вот мы садимся, когда «духи» уже окружают самолет. В таких случаях летали только парами: один борт садится, высаживается группа спецназа и мы начинаем погрузку, второй борт прикрывает и «утюжит». Взлетаем и уходим под прикрытием «ведущего»… 

    За эту операцию Марат Абдрахманов, самый молодой офицер в эскадрильи, тогда ему было 20 лет, удостоится первой солдатской награды – медаль «За боевые заслуги». 

    - Вам все скажут: там, где ведутся боевые действия, к молодым солдатам отношение трепетное, очень сильно наставничество, старшие товарищи помогут, поправят, потому что молодой – горячий, можешь много дров наломать. И я очень благодарен им. Была и удивительная история, связанная с периодом службы в Афганистане. 

    Реклама

    Вдоль взлетно-посадочной полосы располагались стоянки самолетов, вертолетов. Так случилось, что здесь, на одной полосе стояли вместе с полковником Геннадием Александровичем Губановым, как оказалось, с земляком, он нурлатский, но тогда еще не были знакомы. А познакомились в Нурлате. При случайной встрече он сказал в мой адрес: «О, форма родная», сам же он был в летном комбинезоне, спрашиваю: «Где в «афгане» служил?»… «В «полтиннике». А ты где?»… «В «смешной»… Полтинник – так мы называли 50-й полк, а «смешная» – смешанная эскадрилья. Конечно, когда попадаешь в часть, первым делом интересуешься, есть ли земляки. С Татарстана ребята были, но чтобы с Нурлата, нет. Однажды в письме мама написала, что в Кабуле служит нурлатский парень Ильдус Гизатуллин. Оказалось, что он замполит в отдельном батальоне. Встретились, познакомились, выяснилось, что его сестра Галина Мухтаровна – учительница во 2-й школе и классный руководитель моего братишки. Страшно ли на войне? Конечно, страшно. Только, оказывается, осознание этого приходит не во время боя, а намного позже. 

    – Сначала какой-то боевой азарт включается, ребята знают, что это такое. Потом, после возвращения, приходит осознание, чем могло все закончиться, включается воображение, фантазия. Участники боевых действий, в основном, все молодые. И когда старшее поколение говорит, мол, что молодежь нынче не та, что в наше время, неправильно. И в годы Великой Отечественной войны, и потом, и сейчас, на Украине, молодые ребята проявляют такие чудеса военной смекалки, проявляют героизм, мужество. И думаешь: не оскудеет наша земля! И всегда они будут, герои и патриоты. Это не киношные рэмбо, а реальные ребята – настоящие герои. Как и для других воинов-интернационалистов, Афганистан навсегда оставил зарубку в сердце Марата Салимовича. 

    – Помнишь все и всех. У нас было 3 самолета АН-26, штурманы – молодые. У одного через 3 дня должен был быть день рождения. Спрашиваем, мол, готовишься? «Все нормально, спирт заготовил». А он вылетает и погибает… В «полтиннике» служил дальневосточник командир экипажа Андреев. Когда я улетал с Афганистана, говорю ему: «Товарищ майор, я в Уссурийск, лечу к себе, что передать?»… «Привет передай, скажи, скоро заменюсь». В часть прибыл после отпуска, привет мой запоздал, его уже не было в живых – подбили. Это, наверное, самое горькое, самое страшное… Хочется ли вспоминать? Даже если захочешь забыть – не забудешь… И в этом пекле солдаты находили место шутке. 

    – Там юмор очень спасал. Шутили на любую тему. Парню миной оторвало ягодицу, а он говорит: «Ничего страшного, джинсы на 2 размера меньше буду носить». …До вывода советских войск из Афганистана оставалось еще долгих 2 года. 

    Марат Абдрахманов продолжил службу в своей части, но 90-е не обошли стороной и армию, начались бесконечные сокращения. Так действующий офицер вернулся в родной Нурлат. Сегодня он гражданский пенсионер, продолжает работать в военкомате помощником начальника отделения. Гордится и своим новым статусом дедушки, дочь подарила внука. 

    Радует сын – проходит срочную службу. Пойдет ли по стопам отца, покажет время. 

    – Сейчас мы, «афганцы», все уже стали дедушками. Всплывают и болячки, те, что не досмотрели, не долечили. Хочется пожелать и им, и «чеченцам» здоровья. Пополнили наши ряды и ребята, вернувшиеся из Сирии, Украины, им – душевного покоя, уверенности в завтрашнем дне. Они тесно общаются с сослуживцами, лишь в своем узком кругу позволяя вспомнить те страшные дни. 

    – Если рассказывать, то получится фильм ужасов. А наша задача оберегать детей от этого. Конечно, они должны знать про героизм, про подвиги. И мы им об этом расскажем. 
     

    Следите за самым важным и интересным в Telegram-канале Татмедиа


    Нравится
    Поделиться:
    Реклама
    Комментарии (0)
    Осталось символов: